Информационная служба:
 

Какой путь решения своих проблем выберут валютные ипотечные заемщики?

11.03.2015

Год назад при словах "валютная ипотека" банкиры даже не вздрагивали. Спокойно объясняли, что в их продуктовой линейке этот ипотечный продукт, конечно, есть, но - исключительно для удобства клиенту и для создания у него иллюзии выбора. А спрос на этот продукт - крайне низкий. Буквально - статистическая погрешность. И вдруг, откуда ни возьмись, в середине декабря после "черного вторника" валютные ипотечные заемщики понесли в свои банки петиции с уведомлениями, что они не могут платить по условиям кредитного договора.

Кто виноват - общество дотошно выясняет уже два месяца и небезуспешно. Виноваты заемщики, не рассчитавшие степень валютного риска. Виноваты банки, не дававшие рублевую ипотеку таким заемщиком, поскольку те не удовлетворяли требованиям, но с удовольствием "подписывавшие" людей на ипотеку в валюте при тех же доходах и условиях. Как апофеоз - виноват Центробанк, не удержавший крепкий рубль. Ну и до кучи - Господь Бог, попустивший это тяжкое испытание для 1% заемщиков в валюте. Остается невыясненным вопрос - что делать? На него уже ответили (по разному) финансовые аналитики, депутаты Госдумы, Центробанк, популярные телеведущие и общественные деятели. Теперь - слово банкирам.

Сильная позиция

Банки "прощать" долги, безусловно, не намеренны. Во-первых, их неправильно поймут вкладчики, а во-вторых, им потом придется иметь дело с рублевыми ипотечными заемщиками, которые тоже запросто возьмут за основу своих действий метод эмоционального шантажа и швырнут ключи от квартир, перевязанные черными лентами, на парадное крыльцо Центробанка.

По словам директора департамента ипотечного кредитования ВТБ24 Андрея Осипова, доля валютных кредитов в ипотечном портфеле банка минимальна - менее 1% в общей выдаче. Поскольку еще в 2008 году клиенты на практике увидели, как реализовался валютный риск, и теперь предпочитают брать кредиты в рублях. А "старые" валютные кредиты - уже пережили прошлый кризис и эти клиенты вполне осознанно не воспользовались рефинансированием в рубли. Как правило, такие кредиты оформляются заемщиками, получающими зарплату с привязкой к определенной валюте. "С учетом текущей ситуации на рынке, банк готов рассмотреть в индивидуальном порядке обращение каждого клиента, столкнувшегося с трудностями в обслуживании валютного ипотечного кредита, и предложить один из трех вариантов решения проблемы. Ежедневно на предлагаемых банком условиях рефинансируют свои валютные кредиты порядка 20 ипотечных заемщиков. С начала прошлого года проведено более тысячи таких сделок", - сообщил Осипов.

Первый вариант - рефинансировать кредит, конвертировав его в рубли по текущему курсу. При этом клиенту будет предложена льготная процентная ставка, которая существенно ниже ставок, действующих в банке на данный момент. Второй вариант - реструктурировать задолженность, увеличив срок действия кредита и существенно снизив текущую процентную ставку. Третий вариант - воспользоваться программой отсрочки по уплате суммы основного долга на срок от 6 до 12 месяцев и таким образом существенно уменьшить размер ежемесячного платежа.

При этом банк не рассматривает возможность конвертации валютной задолженности в рубли по так называемому "льготному курсу". Как подчеркнул Андрей Осипов, на протяжении шести последних лет ВТБ24 неоднократно предлагал таким клиентам конвертировать имеющуюся задолженность в рубли и уйти от валютных рисков. И подавляющее большинство заемщиков уже последовало этой рекомендации.

Как сообщила руководитель дирекции розничного бизнеса МДМ-банка Евгения Самардак, сейчас в банке валютной ипотеки нет. Банк хорошо усвоил уроки прошлого кризиса и перестал предлагать такой продукт. Но определенная доля заемщиков, воспользовавшихся валютной ипотекой до ее отмены, в банке есть.

"Причины этого очень ясны: по валютным кредитам ставки меньше и, соответственно, меньше сумма ежемесячного платежа по сравнению с рублевыми кредитами. Клиенты, которые не проходили по платежеспособности по рублевым кредитам, могли взять кредит только в валюте. Также по валютным кредитам можно было "одобриться" на большую сумму кредита, нежели по рублевому. В настоящее время мы наблюдаем повышенный интерес на рефинансирование валютной ипотеки. Спрос на рефинансирование такого кредита увеличился в разы. Все заявления - и на рефинансирование и на реструктуризацию, рассматриваются в индивидуальном порядке. Стоит сразу отметить, что рефинансирование валютных кредитов в рублевые рассматривается только на стандартных условиях, то есть по действующему курсу и ставке на момент рефинансирования. Мы хорошо понимаем, что изменения курсов валют приводят к серьезным сложностям у клиентов, взявших валютный кредит, особенно ипотечный. Мне хотелось бы обратиться к каждому заемщику, который начал испытывать сложности в погашении валютной ипотеки, не затягивать с решением вопроса, а прийти в любое отделение нашего банка и совместно обсудить возможные пути выхода из затруднительного положения", - рассказала Самардак.

По ее словам, банк может предложить такие льготы, как увеличение срока кредитования до 15 лет или платежные каникулы сроком до 12 месяцев, которые предполагают отсрочку платежа и снижение размера ежемесячной суммы. Программа действует во всех регионах присутствия банка и не зависит от взятого в ипотеку объекта.

"У нас в портфеле валютная ипотека составляет менее 6%. Это кредиты, выданные, в массе своей, до 2008 года. Ввиду того, кредиты "устоявшиеся", мы пока не наблюдаем по ним роста просрочки. Заявок на реструктуризацию поступает мало, и каждый случай мы рассматриваем индивидуально. Спрос на валютные кредиты в последние годы был минимальным. Мы их практически не выдавали, поскольку их нельзя рефинансировать, за исключением программ "Дельтакредита". Гипотетически, при валютном кредите заемщик мог получить большую сумму кредита из-за более низкой ставки. При этом валютный риск не учитывался", - прокомментировал ситуацию председатель правления Банка жилищного финансирования Руслан Исеев.

По словам заместителя председателя Среднерусского банка Сбербанка России Нонны Звягинцевой, Сбербанк прекратил принимать заявки на валютную ипотеку в апреле прошлого года из-за крайне низкого спроса на этот продукт. Банк проанализировал потребности клиентов и выявил, что текущий спрос на кредиты в валюте может быть полностью удовлетворен предложениями со ставками в рублях. Доля валютной ипотеке от общих выдач - менее чем 0,05% и к настоящему моменту большинство ипотечных кредитов валюте погашены. "При этом в рамках стандартных процедур в Сбербанке предусмотрена возможность изменения валюты кредита через процедуры реструктуризации долга при соблюдении определенных критериев. Также мы можем рефинансировать кредиты в валюте из других банков в рубли в нашем банке по ипотеке", - говорит Звягинцева.

"На мой взгляд, кризис 2008 года наглядно продемонстрировал, какие опасности могут подстерегать заемщиков, берущих кредиты не в той валюте, в которой получают доходы. Причем это касается не только ипотечного кредитования, но и автокредитования и потребительских кредитов. Однако в последнее время тема рефинансирования валютных кредитов и в первую очередь ипотеки вновь становится актуальной так как валютные заемщики активно требуют помощи от правительства и Центробанка. В том числе одна из идей заключается в выделении данной категории заемщиков помощи из Фонда национального благосостояния. Я полагаю, что помощь только одной категории заемщиков - это нарушение принципа равенства, поскольку некоторые банки пересматривают вверх ставки и по рублевой ипотеке. Таким образом, ухудшается положение и рублевых ипотечных заемщиков, однако пока никто не предлагает субсидировать им ставку. Кроме того, в момент, когда заемщик принимал решение о том в какой валюте брать ипотеку, он должен был учитывать свои валютные риски. Вероятно часть заемщиков имеет доходы в валюте, и поэтому рефинансирование кредита им вовсе не требуется. На мой взгляд, единственной возможной мерой помощи может быть перевод кредита из валюты в рубли по текущей ставке по заявлению заемщика. Данная мера практиковалась и во время кризиса 2008 года", - комментирует руководитель аналитического управления дирекции операций на финансовых рынках банка "Санкт-Петербург" Ольга Лапшина.

"Параллельно с внесенным предложением о реструктуризации желательно четко сформулировать правила ее проведения. Текущие варианты реструктуризации невыгодны для банков, поскольку требуют создания большего объема резервов, вплоть до 100% задолженности. Окупить такие затраты зачастую невозможно. Необходим пересмотр требований к резервированию в рамках программ реструктуризации. Возможно - целевое фондирование для банков на реструктуризацию. Неплохой идеей является создание банка плохих долгов. На будущее также было бы неплохо включить в ипотечный договор обязательную норму о валютных рисках", - размышляет председатель правления Росгосстрахбанка Александр Фалев.

"Единого, приемлемого для всех решения этой проблемы не существует. Для кого то - выходом будет рефинансирование кредита в рублевый, для кого то - личное банкротство с 1 июля 2015 года", - полагает советник по макроэкономике генерального директора БД "Открытие" Сергей Хестанов.

Слабая позиция

Сейчас валютные ипотечные заемщики "распатронили" последние подушки своей финансовой безопасности. По данным АИЖК, в декабре уровень просрочки по таким кредитам составил 14%, по данным коллекторского агентства "Секвойя Кредит Консолидейшн" - 19%. По сообщению пресс-службы Всероссийского движения валютных заемщиков, к марту количество людей, не способных вносить полную сумму ежемесячных платежей по валютной ипотеке, составит 45%.

"С марта начнутся массовые неплатежи, так как иссякнет подушка финансовой безопасности и у тех, кто ранее смог аккумулировать средства для выплаты по кредиту на несколько месяцев вперед. Ситуация перейдет критическую черту. Однако, до сих пор не сделано ни одного конструктивного шага для оперативного урегулирования ситуации. До сих пор ни Дума, ни Центробанк не приняли решение о временной - до принятия законопроекта по реструктуризации валютных ипотечных кредитов и переводу их в рубли - фиксации курса валюты для осуществления заемщиками текущих платежей. Уже сейчас набегают крупные суммы штрафов, банки оказывают на заемщиков психологическое давление, в суды подаются иски о взыскании задолженностей. Люди на грани отчаяния", - заявляет один из организаторов Всероссийского движения валютных ипотечных заемщиков Роман Сергеев.

В социальных сетях валютные ипотечники с разным градусом отчаяния обсуждают возможные стратегии своего поведения. Призывы к товарищам по несчастью - разные. От откровенно экстремальных - перестать платить, вывести детей на митинг в мороз. До бесполезных - написать президенту, патриарху. При этом логично и адекватно рассуждающие люди моментально объявляются банковскими "засланными казачками". А средства массовой информации, освещающие эту проблему - четко делятся на два лагеря: "с нами" и "против нас".

Некоторые идеи претворяются в жизнь - так в конце января около 400 ипотечных заемщиков в Москве и Петербурге одновременно возложили у зданий Центробанка ключи от квартир с траурными лентами и надписями "валютная ипотека" и названиями банков-кредиторов.

Валютные ипотечные заемщики в своем пресс-релизе пеняют депутатам Государственной Думы на то, что они слишком медленно принимают решения по вопросам, где "промедление смерти подобно", в то время как законодательные лобби для банкиров проскакивают все три чтения моментально и очень быстро вступают в действие.

Президент Ассоциации региональных банков России и депутат Государственной Думы Анатолий Аксаков не отрицает, что проблема заемщиков валютной ипотеки имеет социальное значение. "Однако было бы незаконно, аморально и нелогично искать это решение исключительно в том, чтобы переложить все проблемы на плечи кредиторов. Валютные риски не могут быть зоной ответственности кредитора, поскольку являются независящим от него фактором. Сегодня предлагается несколько вариантов решения. Один из них - субсидирование со стороны государство, как то делалось в Венгрии. Другой - поиск разумного компромисса, при котором часть издержек от девальвации рубля ложится на плечи банков, часть - на плечи заемщиков. Продолжаем оценивать - все варианты трудные, простого решения нет. Мы не можем лишить жилья людей, но не должны и вводить банки в состояния дефолта выданных ими валютных кредитов", - комментирует депутат.

"Можно сколько угодно говорить о том, что валютные заемщики сами виноваты, они знали, на какой риск идут. С другой стороны - посмотрите на какие меры идет государство ради поддержки банковского сектора: регулятор разрешает банкам временно рассчитывать обязательные нормативы, исходя из курса доллара на 1 октября, позволяет не делать переоценку ценных бумаг, более того, выделен 1 трлн. руб. на докапитализацию банков. В связи с этим полагаю, что государство вполне могло бы компенсировать банкам их расходы на переоценку валютной ипотеки по "старому" курсу, тем более что далеко не все валютные кредиты являются проблемными. Однако это должно распространяться только на тех заемщиков, для которых данная квартира является единственным жильем, а стоимость квадратного метра не должна превышать определенного максимума с учетом региональной специфики", - считает заместитель директора по банковским рейтингам рейтингового агентства "Эксперт РА" Михаил Доронкин.

Взгляд со стороны

Под каким углом видят эту проблему независимые эксперты?

По мнению президента фондовой компании "ИнвестПрофит" Константина Камбулова, перевод валютных ипотечных кредитов в рублевые - самый оптимальный по желаемому эффекту вариант решения проблемы Только таким способом можно удовлетворить интересы как заемщиков, так и самих кредитных организаций. "Возможные послабления в кредитном бремени валютных ипотечников я вижу лишь только часть как действий в рамках сложной, многоступенчатой "хирургической операции", направленной на оздоровление подхватившего "вирус" организма, имя которому - отечественный рынок кредитования. Ведь попытавшись решить лишь одну проблему, с которой столкнулись одновременно и российский заемщик и банки, облегчить жизнь и одному и другому не получится. Важны комплексные меры по оздоровлению, грамотному регулированию и, может быть, даже выстраиванию новой модели российского рынка частного кредитования. К слову, банкам, пусть даже и решившим сложность с нынешними заемщиками, как кредитным организациям, будет нужно привлекать новых. Вопрос - какими способами, какими программами, какими процентными ставками и условиями? Кто поможет тем, в чьи планы взять ипотеку, валютную ли, рублевую ли, входит, скажем, через год, два, пять? Какие варианты реструктуризации нынешних кредитов будут предложены тем, кто из-за невозможности сейчас расплатиться по ним, не может взять ипотечный кредит? Ведь это не только проблема тех, кто так и не стал пока ипотечными заемщиками, но и проблема банков, чей бизнес строится на привлечении этой категории клиентов, - проблема снижения объемов ипотечных портфелей", - комментирует Камбулов.

Как считает директор Межбанковского национального центра реструктуризации "Доверие" Артак Хачатрян, заемщики банков, которые брали кредиты в валюте, изначально понимали или должны были понимать, что это повышенные риски, на которые они согласились, чтобы в моменте сократить размер платежей. И это позволило им сэкономить определенные ресурсы раньше. Сегодня все изменилось.

"Основная доля неплатежей будет приходиться на валютные кредиты. Но, эту проблему все равно надо решать совместно. МНЦР "Доверие" может предложить решение, которое будет одинаково выгодно как клиенту, так и банку. Банк, конечно, в итоге заработает меньше, чем планировал, но больше, чем в сценарии судебных процедур по данному кредиту. Суды - это не выход, а скорее законная констатация неплатежа без реальной возможности покрытия убытков ввиду отсутствия для этого соответствующих источников у граждан. Думаю, можно порекомендовать банкам либо зафиксировать курс, при котором должник сможет выплачивать долг, либо рефинансировать кредит со ставкой, при которой должнику также будет посильно выполнение его финансовых обязательств. К каждому варианту можно применить пролонгацию срока, отсрочку оплаты основного долга и прочие варианты реструктуризации. Для совместного диалога банков с заемщиками, которые нередко имеют кредиты в разных банках, мы можем предложить наши услуги. Нужно объединяться, а не отсиживаться каждому на своей кухне", - говорит Хачатрян.

По мнение главного аналитика компании "Управление Сбережениями" Александра Потавина, в условиях полнейшей неопределенности курса рубля на ближайшие годы и отсутствия очевидных факторов для существенного его укрепления, владельцам валютной ипотеки можно посоветовать в периоды стабилизации курса как можно скорее переводить их в рублевую зону. То есть в ту валюту, в которой заемщик получает доходы.

"Я полагаю, что речь о каком-то снятии бремени с валютных заемщиков не может быть и речи: любой участник финансовой сделки сознательно принимает на себя валютный риск. Объяви такую "амнистию" - и получится, что кредитование это некая игра с нулевой суммой: выиграем - хорошо, не выигрываем - пусть отвечают банки или государство. Но и полного отстранения от проблемы быть не может: несколько десятков тысяч россиян оказались в очень серьезном форс-мажоре. Думаю, должно быть найдено компромиссное решение: например, государство поучаствует в рефинансировании этих кредитов в рублевые, деля с заемщиками напополам разницу курса, вызванную резкой девальвацией рубля. Возлагать эту проблему на банки - абсолютно неправильно. Как валютный вкладчик, я должен быть уверен, что банк эффективно вкладывает валютные средства, иначе доверие к нему будет подорвано", - считает главный редактор Bankir.Ru и вице-президент Ассоциации региональных банков России Ян Арт.

"Печально, что второй раз за последние шесть лет возникает проблема валютной ипотеки. Думаю, эти кредиты должны быть рефинансированы в рублевые. В целом же хотелось бы напомнить российским заемщикам: берите кредиты, принимайте на себя финансовые обязательства исключительно в валюте своего дохода", - поддерживает президент Национальной ассоциации кредитных брокеров и финансовых консультантов Диана Маштакеева.

http://bankir.ru/publikacii/ s/ipodrama-10006057