Информационная служба:
 

Ипотека как драйвер роста экономики

23.06.2015

Н. ШИТОВ: "В наших дальнейших планах - повышение эффективности бизнеса и совершенствование выбранной нами бизнес-модели, которая доказала свою состоятельность и успешность"

Банк Жилищного Финансирования является монолайнером - в качестве приоритетного направления своей деятельности он выбрал ипотечное кредитование. Несмотря на то, что сейчас не лучшие времена для развития ипотеки, БЖФ удается не только увеличивать объем совокупного кредитного портфеля, но и удерживать на минимальном уровне долю невозвратов. О том, благодаря чему достигаются такие результаты, и о своем видении ситуации на банковском рынке, рассказал в интервью NBJ председатель совета директоров Банка Жилищного Финансирования Николай ШИТОВ.

"БОРЬБУ С ИНФЛЯЦИЕЙ МЫ УЖЕ ПРОИГРАЛИ - НАДО ПОСТАРАТЬСЯ ВЫИГРАТЬ БОРЬБУ ЗА ИНВЕСТИЦИИ"

NBJ: Николай Вячеславович, первый вопрос, который хотелось бы Вам задать, касается общей ситуации на российском банковском рынке. Как Вы оцениваете главные вызовы, стоящие сейчас перед нашей банковской системой?

Н. ШИТОВ: Один из самых актуальных вызовов в этом году, конечно, - долгосрочная ликвидность, и в той или иной мере на него приходится отвечать всем финансово-кредитным организациям, в том числе и нашему банку. Налицо дефицит долгосрочных пассивов, и это вполне естественно в условиях, когда американские и европейские рынки заимствований оказались для нас практически закрытыми. А ведь именно на них банки привыкли размещать свои еврооблигации и другие ценные бумаги в рамках привлечения долгосрочного фондирования.

NBJ: Рынки Юго-Восточной Азии, на которые ранее возлагались такие большие надежды, не стали альтернативой?

Н. ШИТОВ: Пока нет. Инвесторы в этих странах принимают решения не так быстро, как этого хотелось бы, они долго присматриваются к российским эмитентам, поскольку до этого не имели с ними дела.

Второй момент, который я хотел бы отметить - величина ключевой ставки. Сейчас наметился тренд к ее снижению, и это, безусловно, позитивная тенденция. Но важно, чтобы регулятор в обозримом будущем вывел ее на низкий уровень, и стоимость кредитов стала приемлемой как для компаний, так и для физических лиц.

NBJ: Низкий уровень ключевой ставки - это достаточно расплывчатое определение. По Вашему мнению, какой она должна быть, чтобы спрос на кредиты возобновился и создались условия для восстановления экономической активности в нашей стране?

Н. ШИТОВ: Тут дело не в том, чтобы назвать некую конкретную цифру, а в том, чтобы рынок получил четкий сигнал: ставка снижается и будет продолжать снижаться. Давайте обратимся к зарубежному опыту: мы видим, что даже в странах, где банки не сталкиваются с острым дефицитом ликвидности, регуляторы в кризисные времена снижают ключевую ставку до 0,5-1%, а иногда - даже до отрицательных значений. Это делается для того, чтобы финансово-кредитные организации "не складировали" деньги на счетах в ЦБ или на межбанковских счетах, а "вбрасывали" их в реальный сектор в виде кредитов. Когда это происходит, создаются условия для роста бизнесов. Успешные - создают новые рабочие места, и все это приводит к росту ВВП, к оживлению потребительского спроса. Соответственно, увеличиваются налоговые поступления в бюджет, что позволяет наращивать как государственные инвестиции в значимые долгосрочные проекты, так и расходы на "социалку". NBJ: Получается своего рода спираль - одно звено цепляется за другое. Но обычно оппоненты снижения ключевой ставки до минимальных значений говорят, что в России это невозможно из-за очень высокой инфляции. Даже в "тучные годы" она балансировала на уровне, близком к 10% годовых, а по итогам этого года наверняка окажется намного выше. Какая уж тут ключевая процентная ставка в 0,5-1%!

Н. ШИТОВ: Вы знаете, нашему правительству в целом и нашим финансовым властям в частности необходимо определиться в данном вопросе. Что для них является приоритетом: борьба с инфляцией или создание условий для возобновления экономического роста в стране. По моему личному мнению, борьбу с инфляцией мы уже проиграли. А вот вторая цель является вполне достижимой. Так не лучше ли продвигаться к ней, одновременно заботясь об инвестиционном климате?

NBJ: Правильно ли я понимаю, что Вы являетесь сторонником политики количественного смягчения?

Н. ШИТОВ: Количественное смягчение - всего лишь один из возможных инструментов экономической политики, направленной на активизацию роста ВВП в стране. Можно применять его, но необходимо предпринимать и другие меры, способствующие улучшению инвестклимата и росту ВВП. В противном случае Россию ждет затянувшаяся экономическая стагнация. NBJ: Не могли бы Вы конкретнее рассказать, о каких мерах идет речь, кроме снижения ключевой ставки?

Н. ШИТОВ: В первую очередь - о снятии излишних административных барьеров, оптимизации налогообложения и, главное, о выработке неких четких правил работы для предприятий малого и среднего бизнеса. Нужен ряд системных структурных реформ (включая налоговые), направленных на создание благоприятного режима функционирования малого бизнеса. Компании МСБ должны знать, что на горизонте следующих 5-7 лет никаких радикальных изменений этих правил не будет. Вот тогда они смогут заработать в полную силу, смогут увеличивать штат сотрудников, объемы производства товаров и услуг, т.е. работать на перспективу.

NBJ: Фактически Вы призываете к созданию условий для того, чтобы сдвинулся с мертвой точки инвестиционный процесс.

Н. ШИТОВ: Совершенно верно. Причем, раз уж так вышло, что внешние рынки капитала оказались для нас закрытыми, то необходимо привлекать внутренние инвестиции. А в нынешних условиях, когда ключевая ставка остается достаточно высокой, а административные барьеры никуда не делись, сделать это очень трудно, если вообще возможно.

Я бы хотел вернуться к вопросу, который мы с Вами обсуждали в самом начале нашей беседы, поскольку он напрямую связан с тем, о чем я говорю сейчас. Банки испытывают дефицит долгосрочной ликвидности не только потому, что закрылись внешние рынки капитала. В системе накопилось слишком много неэффективностей, в том числе на пути развития новых сегментов рынка ценных бумаг, например, ипотечных облигаций. Теоретически вкладывать средства в эти инструменты должны быть заинтересованы и пенсионные фонды, и страховые компании, а на практике мы не видим с их стороны активного спроса.

NBJ: Это объясняется наличием административных барьеров?

Н. ШИТОВ: Да, но не только. Также должна быть мотивация для такого рода инвестиций, льготный налоговый режим, чтобы инвесторы привыкли к таким надежным продуктам. А ведь то, что в этом вопросе нам не удается добиться серьезных результатов, напрямую сказывается и на темпах строительства жилья. Деньги не идут в реальный сектор или идут туда в недостаточных количествах. А ведь вложения в недвижимость могли бы стать локомотивом экономики.

NBJ: В основном, насколько я понимаю, в строительство сейчас вкладывает средства государство путем реализации различных программ. Но этого недостаточно...

Н. ШИТОВ: Конечно, нет. Государство в данном случае может быть катализатором процесса. Дальше к нему должны присоединяться частные инвесторы - те же пенсионные фонды и страховые компании, о которых я упоминал, и, конечно же, банки. Если нам удастся задействовать этот очень мощный, но пока, к сожалению, бездействующий внутренний ресурс, то наша экономика начнет успешно развиваться вне зависимости от того, будут ли сохранены введенные против России ограничительные меры, или нет.

NBJ: Вы предлагаете внести коррективы в денежно-кредитную и административную политику, проводимую нашей властью. А как насчет иных вопросов - нужно ли что-то изменить в формате взаимодействия регулятора с банками?

Н. ШИТОВ: Знаете, в прошлом году председатель Банка России Эльвира Набиуллина поддержала очень правильную инициативу по созданию при ЦБ РФ консультативной группы по ипотечному кредитованию. Банк Жилищного Финансирования, который, кстати сказать, входит в ТОП-15 по объемам выдачи ипотечных кредитов, также принял активное участие в работе этой группы. Но, к сожалению, много вопросов из внесенных нами и нашими коллегами предложений остались открытыми. Я с пониманием отношусь к тому, что у ЦБ, вероятно, были дела поважнее за последние 6 месяцев. Но банки, работающие в этом сегменте, ждут возобновления формата совместной работы, поскольку он действительно может быть очень плодотворным.

NBJ: Скорее всего, у Банка России просто не хватает времени - ведь даже несмотря на затишье, воцарившееся на валютном рынке, забот у мегарегулятора очень много. Возможно, когда настанут более спокойные времена... Н. ШИТОВ: В том-то и дело, что проблемы, которые мы ставим, надо решать не когда придут эти "спокойные времена", а сейчас. В противном случае мы рискуем снова "наступить на те же грабли", что и раньше - отложим все в долгий ящик, забудем, а в следующий кризис снова будем страдать от дефицита долгосрочной ликвидности и падения темпов роста экономики.

"НАМ УДАЕТСЯ НЕ ТОЛЬКО УДЕРЖИВАТЬ ДОЛЮ РЫНКА, НО И АКТИВНО ПРОДВИГАТЬ БАНК ВВЕРХ ПО РЕЙТИНГАМ"

NBJ: Вы упомянули, что Банк Жилищного Финансирования является одним из лидеров на рынке ипотечного кредитования. Удается ли ему удерживать свои позиции в ТОП-15 сейчас, когда малым и средним по величине активов финансово-кредитным организациям приходится совсем непросто?

Н. ШИТОВ: Удается, и не только это. Наш банк продвигается по рейтинговым лестницам, наращивая объемы выдаваемых ипотечных кредитов (если посмотреть статистику за последние три года, то объемы выдачи ипотечных кредитов ежегодно росли на 25-30%). Прежде всего, этому способствует высокая технологичность процессов и отработанная бизнес-модель. У нас всего 18 собственных офисов в 18 регионах страны, но мы работаем с более чем двумя тысячами кредитных брокеров и ипотечных агентств. Как раз сотрудничество с этими компаниями во многом позволяет нам не только не снижать объемы кредитования, но и наращивать их.

Второй момент, который хотелось бы отметить, отвечая на ваш вопрос. Нам удалось "построить" интегрированную ИТ-систему, позволяющую очень четко в режиме реального времени отслеживать, как выдаются и обслуживаются кредиты. Благодаря использованию современных технологий мы избавлены от необходимости "раздувать" штат банка.

NBJ: А как БЖФ решает проблему с ликвидностью? Вы сами говорили о том, что сейчас не так уж просто найти на рынке "длинные" деньги.

Н. ШИТОВ: Изначально у нас было три источника ликвидности: во-первых, мы продавали пулы кредитов, во-вторых, мы получали кредитные средства от банков-партнеров и институциональных инвесторов. И, в-третьих, мы выпускали и размещали на рынке ипотечные облигации, причем как в рамках программ Агентства по ипотечному жилищному кредитованию, так и в рамках сотрудничества с другими партнерами. Сейчас, к сожалению, практически "пересохли" первый и второй источники. В основном нам приходится полагаться на сотрудничество с АИЖК. Мы надеемся на то, что и в следующем году мы будем так же активно взаимодействовать с Агентством.

NBJ: Хорошо известно, что в кризисные времена важно не только не потерять долю на рынке, но и не допустить резкого снижения объема выдаваемых кредитов. Не менее важной задачей для банков становится и удержание под контролем процесса роста доли проблемной задолженности в кредитных портфелях.

Как дела обстоят у Банка Жилищного Финансирования в данном вопросе?

Н. ШИТОВ: Конечно, доля невозвратов немного выросла, но драматичного сценария развития событий удалось избежать благодаря наличию у банка эффективной системы андеррайтинга заемщиков. Кроме того, мы стараемся не допускать возникновения по-настоящему проблемных кредитов, общаемся с клиентами в процессе возникновения проблем и пытаемся реструктурировать задолженность. Это при условии, что клиенты не прячутся от наших сотрудников, а приходят в банк и честно рассказывают о возникших у них проблемах с платежеспособностью.

Задача финансово-кредитной организации - не в том, чтобы любым способом "выжать" из человека деньги, а в том, чтобы, с одной стороны, сохранить лояльность клиента, а, с другой стороны, - создать ситуацию, при которой обслуживание задолженности снова станет возможным. В этом случае выигрывает и банк, и клиент.

NBJ: Есть еще одна любимая тема наших дней - валютная ипотека. Столкнулся ли Банк Жилищного Финансирования с этой проблемой и, если да, то насколько острой она для него является?

Н. ШИТОВ: Определенные проблемы у так называемых валютных заемщиков, конечно, возникли, но мы не видим массового отказа обслуживать кредиты из-за скачков курсов доллара или евро. В некоторых случаях клиентам была предложена реструктуризация, но в основном клиенты продолжают регулярно совершать платежи. Тем более, что курс рубля начал укрепляться.

NBJ: Итак, можно сделать вывод, что Банк Жилищного Финансирования достаточно легко прошел острый период нынешнего кризиса?

Н. ШИТОВ: Да. Я считаю, что это стало возможным, во-первых, благодаря выбранной нами стратегии банка-монолайнера. И, во-вторых, благодаря тому, что у нас очень сбалансированы пассивы и активы - и по срокам, и по ставкам. Кстати, именно поэтому мы не позволили себе "увлечься" в конце прошлого года привлечением краткосрочных депозитов по очень высоким процентным ставкам.

NBJ: А это значит, что стандартная "беда" посткризисных периодов - процентные "ножницы" - Банку Жилищного Финансирования не грозит?

Н. ШИТОВ: Совершенно верно. Хотя были сложные моменты, когда ставки по заимствованию на рынке взлетели вверх вслед за ключевой ставкой.

NBJ: Но все же кризис есть кризис, и обычно он подвигает банки корректировать их стратегии. Пришлось ли вносить исправления в бизнес-модель БЖВ с учетом новых вызовов и тенденций на рынке банковского кредитования?

Н. ШИТОВ: Нет, таких коррективов стратегического плана вносить не пришлось. А вот условия предоставления различных кредитных продуктов, конечно, были изменены. Это естественно, если учесть, насколько резко в конце прошлого года изменилась ключевая процентная ставка и, соответственно, стоимость фондирования для банков.

NBJ: А какие-то новые продукты были за это время введены в линейку банка, или, наоборот, - возможно, пришлось какие-то продукты исключить?

Н. ШИТОВ: Знаете, у нас очень много модификаций ипотечных продуктов, в зависимости от классификации клиентов по уровню риска. Поэтому о радикальном изменении продуктовой линейки нет оснований говорить. Были внесены изменения, связанные с процентными ставками и LTV (Loan to Value, соотношение между основной суммой долга и оценочной стоимостью актива, являющегося залогом. - Прим. Ред.)

"НАША ЦЕЛЬ - СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ОБСЛУЖИВАНИЕ КЛИЕНТА БЫЛО МАКСИМАЛЬНО ПОЛНЫМ И КОМФОРТНЫМ ДЛЯ НЕГО"

NBJ: Косвенно Вы уже ответили на следующий вопрос, который я хотела бы Вам задать. Многие эксперты говорят, что самое важное в период любого кризиса, независимо от того, вызван ли он внешними или внутренними причинами - сохранить клиентоориентированность. Как легко догадаться, это бывает непросто, поскольку зачастую интересы клиентов и банков в кризисные времена расходятся. Как это удается Банку Жилищного Финансирования, и что лично Вы вкладываете в это понятие -

клиентоориентированность?

Н. ШИТОВ: Вы правы, говоря о том, что сохранить ее в кризисные периоды - непростая задача, но по нашему опыту могу сказать, что она вполне решаемая. БЖФ трактует этот термин так: финансово-кредитная организация должна делать все, от нее зависящее, чтобы жизнь клиента - центральной фигуры бизнеса - была комфортной и удобной.

На практике это означает следующее: когда человек приходит в наш банк за кредитом, мы стремимся оказать ему полный комплекс необходимых услуг. Осуществляем юридическое сопровождение сделок, проверку и оценку приобретаемой недвижимости, предлагаем ему на выбор список аккредитованных страховых компаний, способных не просто правильно оформить договор страхования, но и впоследствии в случае необходимости ответить по своим обязательствам. И, хочу особо подчеркнуть, все эти услуги оказываются для наших клиентов бесплатно.

Второй момент, или, точнее сказать, второе наше конкурентное преимущество - скорость рассмотрения клиентских заявок и принятия решений по ним. Ни для кого не является секретом, что ипотечные сделки в крупных финансово-кредитных организациях одобряются в течение нескольких недель. У нас же этот процесс занимает несколько рабочих дней, поскольку кредитный комитет собирается несколько раз в неделю. То есть мы стараемся "не мариновать" клиентов, понимая, что сделки купли-продажи жилья в большинстве случаев сложносоставные, и здесь

очень важно вовремя получить кредит и внести оплату.

NBJ: Вы сказали, что филиальная сеть Вашего банка состоит из 18 отделений.

Они все работают в Москве, или сеть разбросана по России?

Н. ШИТОВ: У нас есть отделения почти во всех городах-миллионниках. Таким образом, где-то половина нашего кредитного портфеля приходится на клиентов из Москвы и Санкт-Петербурга, и примерно такая же доля - на другие российские регионы. Мы и в этом вопросе стремимся к сбалансированности.

NBJ: Есть ли планы в этом году или, возможно, в следующем увеличить количество точек присутствия банка?

Н. ШИТОВ: Мы рассматривали этот вопрос, но решили воздержаться от расширения сети. Пока нас вполне устраивает то, что есть на сегодняшний день - 18 отделений в различных городах России и около 2 000 компаний, с которыми у нас заключены партнерские соглашения.

NBJ: Любой кредитный брокер или ипотечное агентство может стать партнером Банка Жилищного Финансирования, или такая компания должна отвечать неким критериям отбора?

Н. ШИТОВ: Я бы сказал так: стать нашим партнером может любой брокер или ипотечное агентство, отвечающее критериям. А вот остаться им - это куда более сложная задача, которую все решают с различным результатом. Если то или иное агентство, или тот или иной брокер регулярно поставляет рискованных клиентов и с кредитами, выданными им, часто возникают проблемы, то, конечно, мы прекращаем сотрудничество.

NBJ: Процесс кредитования по определению является двусторонним: должно быть налицо желание банка предоставлять заемные средства, но в то же время должен быть и спрос на кредитные ресурсы. А сейчас складывается такое впечатление, что люди поджались в расходах. Сказывается ли этот фактор на процессе кредитования? Фиксируете ли Вы клиентское затишье, вызванное тем, что ставки по ипотечным кредитам теперь намного выше докризисных, а платежеспособность имеющихся и потенциальных клиентов не улучшилась?

Н. ШИТОВ: Знаете, когда в России только начинал формироваться рынок ипотечного кредитования в 2000-2001 годах, ставки по кредитам на покупку недвижимости были куда выше, чем сейчас. Достаточно сказать, что в ходу были кредитные продукты, предлагаемые по ставкам в 15-16% годовых в долларах США! Тем не менее спрос на них был достаточно активным, потому что темпы роста цен на недвижимость составляли от 20% до 30% в год. То есть вопрос здесь не только в величине процентной ставки по кредиту. При высоких процентных ставках обычно недвижимость сильно недооценена.

NBJ: Если я правильно понимаю, вопрос в том, что тогда цены на недвижимость росли, а сейчас они либо замерли, либо снижаются?

Н. ШИТОВ: Совершенно верно. И тут опять мы с Вами возвращаемся к тому вопросу, который обсуждали в самом начале интервью. Надо создавать условия для возобновления экономического роста в стране - тогда появится спрос на недвижимость, и, как следствие, этот сегмент рынка снова будет интересен с инвестиционной точки зрения. А значит, клиенты будут куда охотнее, чем сейчас, получать ипотечные кредиты.

Как Вы сами можете убедиться, в таких вопросах все взаимосвязано, и невозможно решать одну проблему, игнорируя другую.

NBJ: Заключительный вопрос - о планах банка в 2015 году и о том, какие результаты он показал по итогам первых четырех месяцев этого года.

Н. ШИТОВ: Пока, как Вы понимаете, можно говорить лишь о предварительных результатах по прошествии первых четырех месяцев. Но уже сейчас ясно, что мы достаточно легко перенесли острую фазу кризисов, избежав при этом потерь и с точки зрения клиентской базы, и с точки зрения динамики доли проблемных долгов, и с точки зрения объема совокупного кредитного портфеля.

В наших дальнейших планах - добиться хороших показателей прироста прибыли по итогам года. Это первоочередная задача. В этом году банк не ставит перед собой цель повторить наше достижение докризисного периода, когда мы показывали рост кредитного портфеля порядка 30% ежегодно. Мы понимаем, что это не только невозможно, но и нежелательно. Основным приоритетом для Банка на 2015 г. является повышение эффективности и прибыльности бизнеса, а также технологическое совершенствование выбранной нами бизнес-модели, которая доказала свою состоятельность и успешность.

 

Анастасия Скогорева
Национальный банковский журнал​